Военные следователи прекратили уголовное дело о доведении до самоубийства солдата-срочника Евгения Кувайцева в Белогорске. При этом матери погибшего, Елене Терентьевой, об этом никто не сообщил. Как пишет Znak, женщину фактически ввели в заблуждение, вынудив отказаться от ознакомления с материалами другого дела – по избиению ее сына сослуживцем Давидом Мкртчаном.

Евгений Кувайцев из Челябинской области проходил срочную службу в Белогорске. 26 января Кувайцева обнаружили на чердаке заброшенного здания на территории воинской части с огнестрельными ранениями. Медики диагностировали перелом костей основания черепа и разрушение левого глаза. 19 февраля, не приходя в сознание, парень скончался.

В кармане солдата нашли предсмертную записку. Мать Евгения не верит, что сын написал ее сам. Тем не менее, почерковедческая экспертиза подтвердила, что это почерк Кувайцева. Эксперты пришли к выводу, что молодой человек совершил самоубийство.

По факту случившегося в военном следственном отделе Следственного комитета РФ по Белогорскому гарнизону было возбуждено уголовное дело по статье «Доведение до самоубийства» (статья 110 УК РФ). Позже возбудили еще одно уголовное дело – по статье «Неуставные отношения» (статья 335 УК РФ). Фигурантом последнего стал 20-летний сослуживец Евгения Давид Мкртчан. Он, по версии следствия, накануне ЧП избил парня. Znak пишет: по данным СК, Давид не причинил Евгению никакого тяжкого вреда.

«25 апреля ко мне домой приехал сотрудник полиции и сказал, что по поручению следователя ВСО по Белогорскому гарнизону, в производстве которого находилось уголовное дело о самоубийстве моего сына и по которому я признана потерпевшей, он уведомляет меня об окончании предварительного следствия, – рассказала изданию мать Елена Терентьева. – При этом полицейский дал мне на подпись заранее подготовленную кем-то, вероятно, следователем, расписку, в которой было указано, что я не желаю знакомиться с материалами уголовного дела, не желаю заявлять гражданский иск, а также указана квалификация обвинения, которое предъявлено Мкртчану – а именно часть 1 статьи 335 УК РФ (неуставные отношения). У меня нет никаких юридических знаний, правозащитники – Комитет солдатских матерей – уверили меня, что мне помогут и никакой юрист мне не нужен, поэтому я подписала бумагу. А уже потом поняла, что что-то не то, так как речь шла не о деле по самоубийству. Я думала, что оно находится в расследовании, тем более следователь по телефону мне об этом неоднократно говорил, а дело об избиении – совершенно другое, вторичное».

Подумав, Елена Терентьева все же позвонила юристу, от помощи которого ранее отказалась по совету следователя и правозащитников. В дальнейшем выяснилось, что дело по статье 110 УК РФ прекращено. Но об этом матери погибшего солдата никто не сказал, копию процессуального решения она не получала.

«Я категорически заявляю, что меня ввели в заблуждение и скрыли от меня факт того, что уголовное преследование по статье 110 УК РФ по факту гибели моего сына прекращено в рамках уголовного дела в отношении Мкртчана, с которым я якобы отказалась знакомиться, – отметила Елена Терентьева. – Уже на следующий день я на электронную почту военного следственного отдела отправила ходатайство о том, что подписанное заявление прошу считать недействительным и желаю ознакомиться с материалами дела. Однако мне ответили, что ходатайство удовлетворению не подлежит, так как 26 апреля 2018 года уголовное дело направлено военному прокурору Белогорского гарнизона. Мне кажется, это сделано просто потому, что им всем быстрее хочется забыть эту историю».

Кроме того, Елена Терентьева отметила, что ранее неоднократно направляла следователю просьбы о проведении ряда следственных действий, которые, согласно почтовым данным, поступили в следственный отдел 24 апреля – то есть до завершения предварительного расследования. Но следователь отказал в этом и в ответе указал, что документы пришли 26 апреля, когда дело якобы уже было у прокурора.

Сейчас дело передано в Белогорский гарнизонный суд. Недавно состоялось первое заседание, челябинская сторона участвует в нем посредством видеоконференцсвязи из Аши.

«В судебном заседании мы попросили вернуть уголовное дело военному прокурору для устранения всех этих процессуальных нарушений прав мамы солдата, – прокомментировал координатор правозащитной организации "У военнослужащих тоже есть права" Алексей Ковалев. – Как следует из правовой позиции Конституционного Суда РФ, право потерпевшего на ознакомление с документами предварительного следствия должно напрямую соотноситься с правами подозреваемого (обвиняемого). Другими словами, если уголовно-процессуальным законодательством закреплено право обвиняемого на обязательное получение соответствующих процессуальных решений – такое право должно обеспечиваться и в отношении потерпевшего. Тем более потерпевшему должен быть обеспечен незамедлительный доступ к материалам уголовного дела, когда они нарушают его права и законные интересы, поскольку судебная защита возможна лишь при реальной возможности лица отстаивать свою позицию и оспаривать доводы процессуальных оппонентов (об этом прямо указывается в вышеупомянутых решениях Конституционного Суда РФ). По моему мнению, обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основании данного обвинительного заключения».

Судья в ходе заседания предложил матери солдата приехать в суд лично и ознакомиться там со всеми томами уголовного дела. Но Елена Терентьева отказалась – только на билеты до Белогорска и обратно уйдет порядка 70 тысяч рублей. Семья не может себе такого позволить.

Следующее судебное заседание состоится 21 июня. В ходе него будет рассмотрено ходатайство семьи погибшего срочника.


Посмотреть на сайте источнике

Викиум