Начальник Управления Президента РТ по вопросам антикоррупционной политики рассказал о самых коррупционных отраслях региона

(Казань, 16 мая, «Татар-информ», Арсений Маврин). В Татарстане удалось снизить количество дисциплинарных правонарушений в области коррупции, но число коррупционных проявлений, имеющих повышенную общественную опасность, не уменьшилось.

Такое заявление сделал сегодня на заседании Комиссии по координации работы по противодействию коррупции в РТ начальник Управления Президента РТ по вопросам антикоррупционной политики Марс Бадрутдинов. Заседание прошло под председательством лидера республики Рустама Минниханова.

Наиболее часто в связи с выявляемыми коррупционными преступлениями заходит речь об управлении государственной и муниципальной собственностью, в том числе землей, госзакупках, молочной отрасли и деятельности руководителей различного уровня. На сегодняшнем совещании больше всего негативных слов было сказано в адрес Минздрава, Минкульта и Минобрнауки РТ.

«Министерство здравоохранения и подведомственные ему организации. Бывший министр долгое время находился в состоянии конфликта интересов, совмещая свою работу с руководством кафедрой в медицинском университете. Все это происходило в рабочее время, в ущерб основной занятости. Более того, экс-министр принял на руководимую кафедру подчиненных из министерства», – отметил докладчик.

То есть министр взял на себя распорядительные и организационные функции, что категорически запрещено. «Помимо этого министр в мае 2012 года создал при себе конкурсную комиссию по приему претендентов для зачисления в медуниверситет по программе целевой контрактной подготовки. Комиссия определяла будущих абитуриентов», – рассказал Бадрутдинов.

Это уже само по себе противоречило федеральному закону. А тут еще в ходе проверки вскрылось, что абитуриенты зачислялись в вуз не столько за высокие баллы ЕГЭ, сколько в зависимости от того, кем являются их родители.

«Все вопросы, включая коррупционные, в министерстве также рассматривались только комиссией под руководством министра, а не специализированной, как этого требует закон. В результате ни одного случая жесткого реагирования на нарушения в министерстве не было, даже в случае рассмотрения представлений прокурора», – сообщил Бадрутдинов.

В итоге, когда об одном из нарушений все же стало известно, все вылилось в уголовное дело, трагедию и отставку самого министра.

Поведение руководства во многом стало примером и для подчиненных. В ходе проверок выявлено много нарушений в данных о доходах сотрудников, связанных с фальсификацией. Так, в Нижнекамске обнаружен целый ворох приписок при медобследовании населения. По 900 пациентам вообще не оказалось подтверждающих факт посещения врачей документов, 10 тыс. человек прошли фиктивное исследование на наличие кишечной палочки, а 930 мужчин неожиданно для себя оказались зачисленными в число прошедших обследование у гинеколога и маммологическое УЗИ.

Рассказал Марс Бадрутдинов и о том, на чем погорел экс-главврач Республиканской клинической офтальмологической больницы Айдар Амиров: «С 2017 года больница стала закупать линзы производства набережночелнинской фирмы, осуществляющей прямые поставки во многие государственные больницы России – от Москвы до Сибири. В нашей республике она поставляет продукцию через двух посредников»,.

Все бы ничего, если бы аукцион на закупку мягких интраокулярных линз для лечения катаракты, не был фиктивным: за право поставки бились две фирмы, зарегистрированы одним человеком с одного IP-адреса. В результате каждая линза татарстанской больнице обходилась в 2,5 тыс. рублей. При этом точно такие же линзы из Челнов в Свердловскую область отправлялись за 962 рубля, а в Башкирию – за 1,5 тыс.

«За два года потери при закупке более 4 тыс. линз составили миллионы рублей. В результате бюджетных ограничений очередь на операцию растянулась на два года. На конец 2017 года в листе ожидания больницы были более 18 тыс. человек. Хотя простой подсчет показывает, что при закупке у производителя за счет экономии средств сотни людей уже могли бы вернуть зрение», – констатировал начальник Антикоррупционного управления.

Во многих муниципалитетах активно реализуются нелегальные схемы с землей. Речь идет о сотнях гектаров коммерчески привлекательной земли. Другие создают аффилированные строительные фирмы и лоббируют их интересы при получении госконтрактов, а затем еще и завышают объемы работ, а то и используют низкосортные материалы.

В управлениях образования грешат тем, что заставляют принимать в зависимые организации – детские сады и школы – своих сотрудников на фиктивную работу по совместительству и выплачивать им заработную плату.

Особо отличилось казенное учреждение «Консультация», оказывающее Министерству образования и науки услуги по организации работы республиканской психолого-медико-педагогической комиссии. Иными словами, ему доверено обследование детей на предмет целесообразности зачисления в коррекционные школы.

«При изучении протоколов обследования детей установлено, что только четверть составлена полностью по всем правилам. А остальные 644 протокола, более 70 процентов от общего числа, имеют лишь запись паспортной части. Заключение специалистов республиканской консультации обследования ребенка отсутствует. То есть это фиктивно проведенное обследование. Специалисты консультации настолько запутались в своих приписках, что заполняли протоколы обследования до проведения комиссии», – рассказал Бадрутдинов.

Не все благополучно и в Минкульте: в бюджетном учреждении «Детский центр «Счастливое детство»», дающем детям художественно-эстетическое образование, главный бухгалтер три года просто воровала деньги, перечисляя их себе на подставную карту за несуществующие услуги. А недостачу компенсировали дополнительными сборами с родителей.

Борьба с коррупцией в республике развернута масштабная. Подтверждением тому служат и резонансные уголовные дела, возбужденные в прошлом году, и громкие отставки, а также сотни миллионов рублей, возвращенных в казну, и миллиарды, которые удалось не дать похитить. Но говорить о крупных достижениях пока еще рано, уверен начальник Управления Президента РТ по вопросам антикоррупционной политики, так как работы предстоит еще много.

Посмотреть на сайте источнике